На орловскую землю вновь вернулся развязный, хамский и дешевый "троллинг".

И опять от похотливых на пакости псевдомэтров орловской журналистики. Если новичкам интернет-истерия в новинку, то старожилы виртуального пространства уже узнали обычные  признаки рецидива, циклично повторяющегося с приходом каждого нового губернатора.   "Тролли" хотят от новой власти должностей, денег, статуса, сохранения своего положения, потому и инсценировали новый фонтан провокаций в социальных сетях.

.


"Троллинг" продуманный и запрограммированный на результат. «Троллинг» не в лобовую по врио губернатора, а "по касательной", но все же "в его огород". "Троллинг" для самоутверждения и привлечения внимания к себе приезжих политиков. "Троллинг" - как ультиматум и шантаж: -либо мы и наши условия, либо будем "мочить", "троллить" и "травить". "Троллинг" как низкопошибное подстрекательство действовать по своему подобию.

Задача "троллей" одна - заставить с собой считаться, заставить приблизить себя к власти и к бюджету, диктовать свои условия и проводить свою волю в тех "нишах", которые "тролли" считают "своей  поляной". Дешевые "понты" орловских "троллей" еще раз подчеркнули их низкий интеллект, скверное образование и безкультурие.


Итак орловский серпентарий вновь напомнил о себе неконтролируемыми выбросами яда и зловонного запаха. Глазкова, Краюхин, Остроушко и Панфилов&Ko вновь публично опозорились , а заодно и подставили подписчиков социальных ресурсво, которых втянули в свой аморальный трафик гнилых «новостей». Бедные доверчивые собеседники, лайкавшие желчные реплики или поведшиеся на комментарии..., их опять развели. Их банально использовали в своих корыстных интересах местные интриганы. Выгодополучатели - Глазкова, Остроушко, Краюхин, Панфилов&Ko очень нуждаются в имитации многочисленности своего «змеепитомника», иначе не заставить с собой договариваться. Радует, правда, что вдумчивая и здоровая часть орловской журналистики и гражданского общества в социальных сетях не поддержала авантюристов и даже осудила. Значит пяток-другой "змей" на Орловщине погоду не делают. И это следует учесть команде нового губернатора, когда ей будут навязывать очередной шантаж.

Неплохо принять к сведению и другое: инициаторы "троллинга" - упомянутые выше лица, вопреки их визгам и самомнению – люди, большинством неуважаемые и даже презираемые. В том числе в их собственной среде общения. Просто наглое поведение этих «троллей» зачастую "давит" на более пацифичных коллег, предпочитающих не связываться, отмолчаться или кивнуть в ответ на новые вбросы интриг. Впрочем в числе ретрансляторов «фирменной бурды от…» серпентария есть и инфантильные, рефлексирующие, несозревшие, этически неразборчивые и просто заблуждающиеся личности ( к примеру, некоторые авторы сайта «Орлец»).


Мотивация "жильцов серпентария"  вполне прозрачна и очевидна. Остроушко сговорами и шантажом заняла пост заместителя председателя Областного Совета- председателя Комитета и практически развалила работу последнего. В рабочее время и за бюджетные деньги Остроушко слоняется по своим делам и крайне опасается, что должность, пролоббированная ради неё Потомским,  может быть сокращена. Чисто по объективным причинам - должность "высосана из пальца" и толку от Остроушко никакого нет. Глазкова - рвет и мечет, что опять не смогла взять штурмом место руководителя областной пресс-службы. Панфилов хоть и подбатрачивает сейчас на экс-помощника Строева - С.Фефелова, но опять хотел бы как при Потомском залезть на бюджетную должность и высокий оклад. Краюхин помогает тем и другим, потому что за любой скандал с официальной властью получает зарубежные гранты и "госдеповские печеньки", плюс делает приятно приятелю - лидеру орловской компартячейки, который может вызваться помочь врио губернатора приструнить троллей. Тоже за умеренную плату.


Особенно интересно «подавление» коллег самозванными «мэтрами» проявляется на примере сильно разрозненного (целых два «мертвых» союза журналистов) журналистского цеха. На Орловщине есть интересные, талантливые и самобытные журналисты. Но о них слышно мало и их почти не замечают. Многие уезжают из Орла и за его пределами заслуживают известность и популярность. Оставшиеся в регионе «звездочки» (за редким исключением) остаются в тени агрессивной бесталанной серости. Той самой – из «серпентария».

Так уж повелось со времен диктатуры Егора Строева, что "кумиры"и "звезды"  журналистики на Орловщине назначались из администрации области. Как правило, в пул губернатора вводились отнюдь не самые талантливые, а наоборот - недалекие, морально нечистоплотные, хищные и подлые особи, способные по свисту извалять в грязи любого усомнившегося в святости Строева и также по свисту создать подхалимские вирши во славу благодетеля.


К нынешним временам две особи из пула Егора Строева все еще пытаются позиционировать себя "журналисткой элитой" и подавлять собой журналистское сообщество. "Элита" эта, прямо скажем, скорее помоечная. А те бывшие "vip-гетеры" — Валентина Остроушко и Екатерина Глазкова представляются олицетворением той самой первой древнейшей профессии. На Орловщине все прекрасно знают, что Глазкова и Остроушко – заклятые «подруги, и в профессии под названием "Журналистика" обе не представляют собой ровным счетом ничего. Блестящих статей той и другой никто никогда не видел, поэтому профессиональная журналистика платила им той же монетой. Ни одной профессиональной премии, ни одной награды за авторские работы, никаких поощрительных знаков ни у Глазковой, ни у Остроушко нет. Есть, правда грамоты авторитарного губернатора Строева или поощрения от губернатора Потомского. Впрочем Остроушко успела выклянчить у Потомского еще смешное звание «Почётный работник СМИ Орловской области» в нарушение Положения об этой награде (вопрос к Прокуратуре).  Кстати из-за этого остальные журналисты региона от «почетного» звания теперь отказываются. Все эти выпрошенные награды Глазковой и Остроушко не за творчество, а за холуяж. То есть - повод стыдиться, а не гордиться.


О творчестве. Как смеются на Орловщине, Остроушко "пишет, как говорит". А в областном Совете (она там депутат) знают, что любое выступление Остроушко - это поток бессвязного воспаленного сознания. Бред чистой воды, незамутненный интеллектом. Глазкова же писать не умеет совсем, даже как Остроушко. Поэтому Глазковой больше всего удаются новости величиной с некролог и корявые месседжи с ошибками в соцсетях. С угасанием эпохи Егора Строева обе барышни из «кортежной обслуги» пошли "на панель".

А ведь в канун ухода Строева Глазковой было обещано место руководителя управления пресс-службы. Но судьба не успела подарить ей такого «счастья».

        А вот Остроушко, расставаясь со Строевым, кинулась в ноги известному политическому каверзнику - дуче орловской компартии Василию Иконникову и была принята в штат газеты "Орловская искра", выдержав проверочный тест на аморальность и фанатичную мстительность.

    Глазкова пошла древнейшим путем, стараясь "соблазнить" боевитого тупого зама нового губернатора и залезть на место начальника управления пресс-службы. И если первое ей ожидаемо удалось (шеф был падок даже на бальзаковский типаж), то второе не случилось. Глазкова была "поймана на воровстве". Контрольно-ревизионная проверка в редакции областной газеты, которую возглавляла Глазкова выявила грубейшие нарушения - фальсификацию документов, завышение реального тиража, нецелевое расходование бюджетных средств, вывод активов, финансовые аферы - всего почти на 900 тысяч рублей. Светила тюрьма или, как минимум, – колония общего режима. Второпях вместе с Гармашем, тем самым замгубернатора,  Глазкова экстренно ликвидировала областное издание, а бухгалтерию уже через пару месяцев то-ли сожгли, то ли украли. Тогда, кстати, Глазкова тоже сделала на публику смердящий вброс лжи, прикинувшись жертвой некой (еще не начавшейся) реформы СМИ. Тогда тоже нашлись сочувствовавшие, а Глазкова твердо усвоила, что ложь – лучшее оружие в информационных войнах. Место начальника пресс-службы Глазковой, спасавшейся от уголовки, было утеряно, но мечта осталась. Гармаш пристроил фаворитку в Орловскую городскую газету (в народе "ОрГорГаз") и, нагло уволив со своих мест генерального директора и главного редактора, «подарил» обе должности своей Матильде.

Третью попытку захвата кресла начальника областной пресс-службы Глазкова предприняла еще через пару лет, заранее спланировав дискредитацию действующего тогда руководителя этого подразделения. Акция была задумана по-иезуитски хитро. Приписав (и это было ошибкой) сайт, который вы сейчас читаете, родственнику бывшей начальницы пресс-службы, Глазкова хотела "всего навсего" обвинить владельцев сайта в клевете и оскорблениях, после чего последовало бы их увольнение (за неэтичное поведение госслужащего) и освобождение заветного места в областной администрации. Нужное Глазковой решение суда и решение об освобождении кресла начальника пресс-службы прогарантировал сам Гармаш. Глазковой оставалось только провернуть появление самих оскорблений и самой же подать в суд на «обидчиков». Но поскольку "ждать милости" — оскорблений от "владельцев сайта" не приходилось, оскорбления в комментариях ей пришлось организовывать самостоятельно.


«Заветные фразы», предварительно подогнанные под будущую лингвистическую экспертизу, были размещены в комментах под одной из статей сайта с адреса некоего С.В.Рыбакова. А затем с паузой в несколько минут были распечатаны и заверены нотариусом. Сработали синхронно. Факт этот стал известен не сегодня, он зафиксирован в суде в деле по гражданскому иску Глазковой еще в 2012 году. Но административный ресурс, который мобилизовал ради "боевой подруги" замгубернатора, заставил суд отклонить официальное сообщение провайдера, не учитывать экспертное заключение об адресате отправки комментария, оставить без оценки доказательства. Увидев в суде ходатайство ответчика о приобщении к делу технических данных  сайта, Глазкова экстренно отозвала свои обвинения в клевете и оскорблениях, оставив лишь претензии о защите чести и достоинства. Очевидно побоялась, что "игра в суд" может закончиться расследованием против настоящего отправителя комментариев.


В тот раз Глазковой вновь не удалось «зачистить место» в пресс-службе, суд не оправдал ожиданий. Судья даже под давлением не смог признать бывшего владельца домена сайта виновным в оскорблениях, а лишь решил, что тот не предпринял мер по удалению тех самых оскорбительных комментариев. Глазкова же все равно учинила массовый вброс дезинформации в СМИ и социальные сети, изобразив себя страдалицей от оскорбления чиновника. Звучало красиво, на обман той же группы «троллей» повелись многие СМИ. Они (за редким исключением) охотно ретранслировали «слитую» ложь, так и не узнав настоящего решения суда. Кстати, как позднее подтвердило исполнительное производство по этому гражданскому делу, то безобидное для ответчика решение суда было тоже ошибочным. Ответчик не был владельцем искомого домена уже более 7 лет и требовать от него удаления тех самых комментариев не представилось возможным. Исполнительное производство было прекращено в связи с невозможностью исполнить решение суда. Матильда Глазкова это знает, но помалкивает. Так и висят те самые организованные ею комментарии и ее нелестные характеристики как самобичевание на этом сайте до сих пор.


Четвертую попытку запрыгнуть на руководство областной пресс-службой Глазкова предприняла с приходом губернатора Вадима Потомского при содействии того самого С.В.Рыбакова, которого новый губернатор подобрал себе на должность связного по сплетням. Но официальный служебный доклад об участии Глазковой в противозаконных операциях с бюджетными деньгами и растрате почти на миллион уже лежал на столе у Потомского и тот не рискнул поставить одиозную Глазкову на руководящий пост. Все 3,6 года губернаторства Потомского Глазкова беспощадно мстила за несостоявшуюся химеру, устраивая вместе с «соседями по серпентарию» грязные сливы и желчные посты в интернете и в журналистских кругах.


Сейчас Глазковой впору исполнять песню «Моя попытка номер пять». Она вновь истово предлагает себя как суперпрофи на областное информационное управление и ее вновь не хотят брать, потому что от профи в ней нет ничего. Под ее редакторством -  бесплатная паршивенькая бессодержательная городская газетенка с гигантскими фотографиями от дефицита текстов, да ее частный сайтик, а еще «убитый» и немой союз журналистов ( тоже подарок от Гармаша), отсутствие организаторских и профессиональных способностей и морально-нравственная низость. Все эти «доблести» Глазковой делают ее персоной non grata для порядочных людей. Удивительно, что Администрация города Орла и Городской Совет народных депутатов, которые являются учредителями руководимой Глазковой газеты, как-то с легкостью и не по-государственному взирают, как десятки миллионов бюджетных рублей перетекают через руки скандальной и неоднозначной дамы, не материализуясь в качественный информационный продукт. Как и на то, что  их наемная сотрудница «родному серпентарию» уделяет значительно больше времени, чем работе, за которую бюджет ей платит под сотню тысяч рублей в месяц.


 Журналистику принято называть второй древнейшей профессией. Со времен древнейших до настоящих прошло немало вех и эпох, за которые журналистская профессия эволюционировала в гениальный, умный, свободолюбивый, индивидуальный и граждански активный творческий жанр. Это если в профессии реализуются неординарные, эрудированные, нравственные люди. Если же люди другие — в них профессия умирает, хоть звание номинально и остается. Журналиста Валентину Остроушко можно смело назвать человеком, дискредитирующим профессию. Кто-то это объясняет, мягко говоря, ее психическими проблемами и складом «ума», на что не грех ответить словами Бисмарка: «глупость — дар божий, но не следует им злоупотреблять». А Остроушко злоупотребляет и злоупотребляет агрессивно. И тогда, когда из под ее пера выходили льстивые полные фальши восхваления Строеву и ядовитые плевки в коммунистов, и когда она променяла Строева на КПРФ Иконникова и стала «льстить наоборот». И когда она метала тонны любви к экс-мэру Касьянову, а тот получил уголовный срок за уклонение от налогов. И когда пафосно восхищалась гением заммэра Горбачева, того впоследствии повели в суд за многомиллионный ущерб, причиненный бюджету. Остроушко «творила» и во славу Вадима Потомского и даже называла себя его «бронежилетом» - защитницей и музой. Теперь с легкостью «похоронила» Потомского и рыщет зацепки, как заставить заметить себя новой властью. Ветренность и неразборчивость в связях ради наживы – это отсутствие принципов и моральных цензов. Журналист не может быть «гулящей девкой», иначе он не журналист. Поэтому Валентина Остроушко и не журналист?


Грязное и мерзкое для любого вменяемого человека «нутро» Валентины Остроушко открылось после серии ее с Дмитрием Краюхиным публикаций о «герое» Чеченской войны Геннадии Уминском. Авторы-шарлатаны дурачили читателей, общественность, страну, зарабатывая гонорары от Госдепа за клевету на Россию. Прославляемый ими "офицер", «патриот», "настоящий мужчина" Уминский, «брошенный Родиной инвалид кровавой бойни» оказался вором, бандитом, дезертиром-контрактником,  никогда не служившим в горячих точках, имитировавший психа и присвоивший себе чужие награды и подвиги. На его совести трое заживо сожженных жителей Троснянского района на Орловщине. Этот кумир Валентины Остроушко и Дмитрия Краюхина гниет в тюрьме. Таких кумиров у парочки шарлатанов от журналистики и правозащиты – множество.


Как недоучка-осветитель драмтеатра и армейский "белобилетник" Дмитрий Краюхин  стал называть себя " известным правозащитником, редактором Информагенства и руководителем Института общественных проблем " - хранят анналы истории проходимцев.  "Грантопоедание" американских подачек, левые бухгалтерии с общественными наблюдателями от ассоциации "Голос", позитивный пиар убийцы и самозванца Геннадия Уминского, дурно пахнущая история с жалобой собственной матери на жестокое избиение сыном и ее иск на алименты,  попадание в "черные списки" Фонда Сороса при освоении иностранного гранта - все это "золотые страницы" биографии Дмитрия Краюхина.  Кстати он до сей секунды продолжает  представляться главным редактором Информационно-аналитического правозащитного агентства "ЦентрРус " и директором Института общественных проблем "Единая Европа ", хотя на самом деле обе эти организации прекратили деятельность несколько лет назад. Называющий себя «правозащитником» Краюхин всей душой за прозападный либерализм и проамериканскую демократию. Он часто выезжает на тренинги в Европу, где повышает свой образовательный уровень за иностранное финансирование, получает гранты от Московской Хельсинской группы, поддерживает «киевские майданы». При этом он числится помощником депутата облсовета от КПРФ Валентины Остроушко.


       Панфилов тоже называет себя журналистом. А почему нет?  Рекламировал же он несколько месяцев  лестницы-стремянки и табуреты в  журнале «Современный дом и офис» в Екатеринбурге. А в Орел его занесло случайно, на бюджетные харчи от Егора Строева  этот  "транзитный командировочный" пробовал издавать глянцевые журналы, разводя рекламодателей на деньги, где на коммерческой основе хвалил власть, чиновников, депутатов и глав районов. Журналы прогорели как только "ушли" экс-губернатора и иссякли договоренности "башлять" из бюджетов деньги на саморекламу чиновников. Тогда Панфилов пробовал подсидеть Глазкову в той самой разворованной ею областной газете. Не сбылось, Глазкова, заметая следы, газету закрыла. На счету Панфилова - скандал с полумиллионом рублей, уведенным им у компаньонов по ООО "Пресстиж",  снятие (за плату конкурента) своей кандидатуры с выборов в горсовет, налоговые долги, административные правонарушения и многое другое.


Позже Панфилов стал называть себя "оппозиционным публицистом". Публикаций никто не читал, а вот видео-помои от Панфилова под брендом "Резюме" кое-где попадались. Естественно профессиональных наград Панфилов также не удостоился, зато вошел в ТОП-10, который образно можно назвать "Самые громкие шавки Алексея Навального".  Премия от антироссийских западных фондов уже ждет своего героя.  А что до настоящей журналистики…Откуда? Верх образования Панфилова после школьной восьмилетки — музучилище, дирижерство. По специальности тоже работать не удалось, таланта не хватило, поэтому он все больше ходит голосить при  отпевании усопших в церковных хорах. Благодаря своей особой психопатической манере изложения, экспрессивной истерии, обилию нецензурщины и сквернословия Панфилов "срывает апплодисменты" у наиболее слаборазвитых в интеллектуальном плане зрителей своей программы. Кстати из -за этих же качеств мало кто из интеллектуально превосходящих Панфилова людей возьмется оспаривать его самонареченные  титулы "журналиста", "публициста", "политтехнолога", "политолога", "гражданского лидера" и иных, применяемых Панфиловым к себе. Зачем связываться с убогим?


        Итак орловский серпентарий снова "в эфире".  Престарелые неприкаянные клоуны, вновь возбудившиеся на стыке смен губернаторов Орловской области, возобновили трансляции из своей среды обитания. Эх, старый, что малый.   Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не ... вешалось.


Пока нет комментариев